Эксперт ответил на вопрос, стоит ли делать тесты на антитела

1446

Эксперт и руководитель медицинского центра Роман Гельфанд рассказал о влиянии антител на защиту от заражения коронавирусом. По его словам, делать тесты на антитела — пустая трата денег.

«Для начала, прекратите тратить деньги на количественные тесты на антитела! Да, я руковожу медицинским центром и мы делаем в том числе и количественные тесты на антитела. Да, это приносит кое-какой доход. И тем не менее, я призываю вас перестать их делать! Несколько причин:

1. Существующие тесты производителей Abbott, Diasorin измеряют количество антител косвенными методами и считают их в условных «попугаях». Поэтому результаты, полученные на разных тест-системах, не сравнимы друг с другом. Более того, случается так, что по одной системе у вас может быть «высокий» уровень антител, а по другой системе — «низкий». И наоборот.

2. На данный момент никому на этой планете не известен реальный защитный уровень антител. Защитный (протективный) уровень антител — это такое их количество, которое гарантированно защищает вас от заражения. Никто не знает наверняка, сколько антител много, сколько мало, а сколько в самый раз. И есть причины, по которым, вероятнее всего, это знание никогда не откроется нам. Об этом дальше.

3. Ковид — дозозависимая инфекция. От количества попавших в человека вирусных частиц зависит, не только заразитесь вы или нет, но и, по некоторым данным, тяжесть течения. Это очень упрощённо, потому что в уравнении есть так же клеточный иммунитет и быстрота, с которой сработает гуморальный иммунитет, но общее правило простое: чем больше вирусных частиц попало в вас — тем выше риск заболеть и заболеть тяжелее.

4. От чего зависит количество попадающих в человека вирусных частиц? Во-первых, от того, как интенсивно выделяет вирус больной, с которым произошёл контакт. Есть те, кто почти не выделяет вирус через верхние дыхательные пути, а есть т.н. суперспредеры (суперраспространители), вроде печально известной женщины из Южной Кореи, заразившей 98 человек во время службы в религиозной секте «Церковь Иисуса Синчхонджи». Очевидно, есть целый комплекс причин, по которым у одних людей вирус активно выделяется из носоглотки с дыханием и речью, а у других — нет. Разбирать их сейчас нет смысла, нам достаточно просто принять это как данность. И вы не знаете, с кем вам предстоит столкнуться.

5. Вторым важным фактором является длительность контакта. Тут всё просто. Чем дольше вы контактируете с больным, тем больше вирусных частиц попадает в ваши дыхательные пути и глаза (кстати, есть исследования, показывающие снижение рисков заболевания у очкариков) и через слизистые оболочки начинает проникать в организм. Цель ношения масок и более серьезных СИЗ — снизить т.н. вирусную нагрузку, которую вы получите, столкнувшись с больным. И это третий фактор.

6. Мы можем повлиять на все три фактора — снизить число контактов, не находиться рядом с незнакомыми людьми дольше 5-15 минут и носить маски. Но полностью исключить заражение нельзя даже с помощью вакцин. Из этого вытекает следующее и главное.

7. Раз мы с вами не знаем точно, с кем нам предстоит столкнуться и какое количество вирусных частиц попадёт в наш организм — зачем нам знать уровень имеющихся у нас после болезни или после вакцинации антител? Чтобы получить мнимое чувство защиты? Вопросы, которые я периодически получаю от друзей: «У меня вот такой-то уровень антител после болезни — это много?» не имеет смысла. Представьте, что ваши антитела — это бронежилет. А их количество — крепость брони в нём. А количество вирусных частиц, выделяемых носителем, с которым вы в любой момент можете случайно столкнуться — это огнестрельное оружие, направленное против вас. Вопрос: самый прочный кевларовый бронежилет защитит вас от выстрела из пистолета Макарова? А в упор? А от очереди из АКМ? А от очереди 14,5-миллиметрового КПВТ, установленного на БТР? А от танкового снаряда? То-то…И это мы ещё не затрагиваем вопрос о том, что антитела к спайк-белку и к нуклеокапсидному белку, о которых я рассказывал в прошлый раз, ещё и могут отличаться качественно, и даже при большом их количестве и низкой вирусной нагрузке могут не защитить…Вся тема борьбы с этой пандемией сводится к риск-менеджменту. Вакцины, маски и разумное социальное поведение снижают риск заболеть. Своевременная медицинская помощь немного снижает риск умереть. Но никто не даст вам никаких гарантий и наивно ждать от современной науки ответов на все вопросы. Мы можем лишь соизмерять риски и пользу — от вакцин, от ковида, от использования тех или иных препаратов и средств защиты. И выбирать наиболее перспективные варианты, которые всё равно в каком-то проценте случаев будут неуспешными. Но в наших силах хотя бы попытаться увеличить наши общие и персональные шансы», — написал Роман Гельфанд на своей странице в Фейсбуке.